архив



женская прическа

Разделы статей


статьи про волосы

статьи про макияж

статьи о моде и стиле

статьи о продукции

статьи про разное

иностранная пресса

Виктор Сухоруков


Виктор, вы сильный человек?


Думаю, да. Потому что все в жизни я сделал сам. Я всегда был локомотивом своей судьбы, а не поплавком, который плывет по воле волн. Кроме того, мне кажется, только сильный человек не боится одиночества, не боится уходить, не боится отвечать за свои поступки. Это тоже в полной мере относится ко мне.


Вы с детства мечтали стать актером?Виктор Сухоруков


Я много кем хотел быть. Парикмахером, например. Причем дамским.


Почему дамским?


Да потому что тут такой простор для фантазии! Потом мечтал быть поваром - так как жрать все время хотелось. Думал, наемся на работе вдоволь, да еще и домой котлет наворую (смеется). Еще думал стать киномехаником. Представлял себе: буду крутить пленку, смотреть кино из своей будки. А когда зрители уйдут, я останусь в зале и буду наслаждаться фильмом в одиночестве. Однажды суммировал свои желания и понял: я всегда хотел одного - чтобы моя профессия была творческой. Нормированный рабочий день - это для меня депрессия, удавка, мне нужен простор.


Так почему вы парикмахером-то не стали?


Я - левша. Сегодня к этому относятся нормально, а в те годы это был позор.


Вы помните, как заработали первые деньги?


Конечно. В 15 лет отец устроил меня на крутильную фабрику учеником слесаря - вполне мужская профессия. Там я и получил первую зарплату - 18 рублей. Но моя рабочая карьера быстро закончилась. Стараясь скрыть, что я левша, на людях показывал, что держу молоток в правой руке. А как только человек отходил от меня, тут же перебрасывал инструмент в левую и попадал себе по пальцам. Мастер быстро все понял. И меня устроили курьером. Это уже было то, что надо - воля! Я бегал по городу, успевая заглянуть всюду, куда мне нужно.


Потом работал грузчиком, посудомойщиком, да и просто был шалтай-болтай, тунеядствовал.


Продолжите, пожалуйста, фразу: «Моя работа - это...»


.. .мой маршрут. Когда я занимаюсь своей актерской профессией, я всегда знаю, куда идти, что и как делать. Работа как бы правит моей жизнью, она меня делает, она меня чистит.


Что я имею в виду? Благодаря работе, например, я пить бросил. Именно ради своей профессии я перестал курить. Она мне все время диктует: не туда идешь, не то ешь, похудеть надо, не нервничай, откажись, а за это возьмись. Работа - моя хозяйка, моя владыка, мой путеводитель.


А какие наиболее яркие воспоминания у вас связаны с ней?


Конечно, съемки фильма Юрия Мамина «Бакенбарды». 1989 год. Перестройка. Все, что сегодня печатали в газете, завтра появлялось на экране. Юрий Мамин писал сценарий вместе с Леней Лейкиным буквально на ходу. Это была моя первая главная роль в кино. И сразу огромная, экспрессивная, гротескная. Мне казалось, я должен был проснуться знаменитым после «Бакенбардов». Но фильма никто не заметил. Просто атмосфера в картине была такой же депрессив-ной, как и в стране, и зритель не пошел на нее. А сразу после фильма «Бакенбарды» была встреча с Алексеем Балабановым - это тоже заметная веха в моей судьбе. И наконец «Бедный, бедный Павел» Мельникова. Какая шла борьба за эту роль! Продюсер предлагал своего протеже, главный оператор - своего актера. Но режиссер все-таки утвердил меня. В Павловский дворец я вошел с мистическим трепетом. Мне показалось, что там мне все знакомо, что будто я уже видел все это. Но, конечно, Павел мне не являлся и со мной не разговаривал - никакой шизофрении не было. Сотрудники музея, которые так трепетно относятся к экспонатам, почему-то разрешали мне все. Я лежал на царской постели, хватал раритетную книгу и швырял ее. Я двигал музейные кресла, а они взвизгивали.


Вы играете таких разных героев... Какие качества для этого необходимы актеру?


Реализм. Не придумывай ничего, просто будь этим человеком, расскажи историю от его лица, не позируй, не красуйся. Он должен быть героем сюжета, как бы главным свидетелем событий. Вот и все.


Что вы считаете главным своим достижением?


Конечно, то, что я стал актером. Только представьте: сто шестнадцать человек на одно место в ГИТИС. И ведь надо же было разглядеть меня в этой толпе! Это даже не достижение, это чудо. У меня были две не реализованные с детства мечты: попасть в Артек и побывать в Индии. Я даже писал письмо Раджу Капуру. А ради того, чтобы поехать в Артек, я на каникулах собирал металлолом, макулатуру - читал, что за это награждают путевкой во Всесоюзный пионерский лагерь. Надо мной смеялись. Но я все-таки съездил в Артек - правда, когда мне исполнилось 50 и я уже был известен. А в прошлом году я и в Индию попал - представлял делегацию российских кинематографистов на фестивале «Год России в Индии». Когда это произошло, я сказал себе: «Мечты мои закончились, остались только желания».


А амбиции?


Их еще много. Они могут быть открытыми или потаенными, серьезными или легкомысленными — когда хочется быстро чего-то взять, получить, завоевать. Амбиции - это великолепное горючее для достижения целей. Но я всегда говорю себе: «Главное, чтобы локти не заострились». Это вредно и тебе, и другим. К счастью, и тут я — сильный, потому что управляю своими амбициями.


Как вы относитесь к желтой прессе?


Спокойно. Ведь что это такое? Та же правда, только не публичная, а интимная. У нас же под желтой прессой подразумевают намеренное искажение фактов. Я говорю журналистам: если хотите что-то про меня наврать, давайте вместе придумаем. Но почему-то считается, что информация должна быть обязательно вызывающей. Однажды на Кинотавре я два дня давал интервью, были разные встречи. И вот вышел на море первый раз. Подходят ко мне пьяные фоторепортеры, и среди них одна женщина в мокром купальнике, тоже фотограф. Она говорит: «Давай я на тебя груди выжму». И сделала это. А потом на первой странице «Комсомольской правды» красным шрифтом напечатали: «Как Сухоруков зажигает в Сочи». Ну что делать: остается только посмеяться над этим.


У вас многое зависит от настроения?


Почти все. Хотя я пытаюсь руководить им, ведь люди не должны зависеть от моего настроения.


Какое состояние вам дается труднее всего?


Спокойствие. Вот шел на встречу с вами и думал: буду играть степенного, солидного дяденьку. Ничего не получилось. Поэтому, когда мне дали роль в «Острове», я был счастлив. Вот где я мог продемонстрировать «Сухоруковский покой»! Но сколько сил я на это потратил - одному Богу известно.


Достаточно денег - это сколько, по-вашему?


Чтобы не было долгов ДЭЗу, телефонной станции, железной дороге с ее ревизорами. Нет, я не юродивый какой-нибудь, предложат мне много денег - не откажусь. Отдам родным и близким, буду тратить на себя. Но подозреваю: когда много денег, житья нет. А я хочу покоя.


Такому занятому человеку, как вы, присутствие женщины осложняет или облегчает жизнь?


Если она не превращается в очередную обязанность и будет именно женщиной, а не записью в календаре, не телефонным звонком, то пусть будет. Если станет тихо-тихо стоять у плеча, незаметно кормить, ненароком поить, пусть стоит, это в радость. Жена у занятого человека должна быть незаметной.


Как вы думаете, чем будете заниматься через двадцать лет?


Огородом - однозначно. Мне это очень нравится — копать, сажать, поливать. А главное, у меня получается. На природе, на даче легче переживать безвестность. Когда я уже стану никому не нужен, не интересен, мне будет проще жить там, в саду.






есть что купить есть что почитать есть что посмотреть